23:25 

~Несси~
Лишь бы грела любовь да горел родной очаг, да поменьше бы вьюг и дорожных патрулей!
Чуть дальше, чем за гранью фантазии , где-то на самом краю мира стоял замок. Край, в котором он находился, поистине можно назвать блаженным - всё там было тихо и спокойно, королевства не воевали, фрейлины интриговали в меру и как-то не всерьёз. Были и преступления, куда же без них, но все какие-то несерьёзные, никому не угрожающие. Люди тонули в довольстве и мире. Впрочем, даже если всё хорошо, всегда можно найти что-то плохое.
В самых нижних комнатах служанка тёрла полы. Как и положено молоденьким девушкам, она намурлыкивала песенку и мечтала о прекрасных принцах.
Знаешь, он был тебе предначертан!
Где-то там, белдный, усталый, тощий,
Бродит...

- Хватит выть, лентяйка, быстрей давай! - раздалось лестницы. Объёмная мадам, смотрительница нижних этажей, отдыхала у окна за чашечкой чая. Она давно могла бы уйти, оставив служанку наедине с её работой, но боялась, ято та мигом позабудет про тряпки и усвистит в Соловьиную беседку - излюбленное место всех горничных, поварих и прочих служанок, которым есть о чём поговорить вдали от хозяйских глаз. Слуги чином повыше, вроде мадам, к беседке не приближались, храня нервы - голоса молодёжь не приглушала, слов не выбирала, а обсудить старших было любимым делом. Потому любой слуга знал, что если улизнуть в беседку то немножко отдыха обеспечено. Впрочем, правом этим никото не злоупотреблял - старшие смотрели на это сквозь пальцы только до тех пор, пока дело не доходило до откровенного лентяйства. Если такое случалось, в дело шли более суровые методы.
Однако нынче в замке ожидались более суровые гости, а потому всё должно было блестеть. Вот почему мадам, пожертвовав лишними парой часов дома, мужественно караулила девушку. Дело это было совершенно бессмысленным. Если бы смотрительница почаще обращала внимание на своих работниц, эту она бы отметила как девушку трудолюбивую, к глупостям несклонную, а беседки и, как следствие, вредоносных бесед избегающую. И пошла бы мадам домой, не портя настроение ни себе, ни людям... А так девушке пришлось замолчать, увы... Ведь без песни,, фальшивишь ты или нет, работать тяжелей и скучней. И тянутся долгие минуты, вода становится всё черней, а пол, кажется, и не думает светлеть. Девушка встала и осторожно прошлась, разминая ноги. Колени нещадно ныли. Оглядев проделанную работу, служанка торжествующе улыбулась - отвоёваннной у грязи территории было очень много, работы оставалось на чуть-чуть, а значит соовсем скоро можно будет бежать к реке и издали встречать гостей. Служанке было жуть как любопытно на них посмотреть! А вдруг там, как и в песне, будет прекрасный принц, который её заметит? Песня, правда, была почти не об этом, но что может остановить шестнадцатилетнюю девушку, пожелавшую погрузиться в романтические мечты? А час прибытия гостй всё приближался...Ох уж эти слуги! Скрыть от них решительно ничего невозможно. А уж такое событие, как приезд иностранных гостей успело обрасти евероятыми подробностями! День и час стали извесны слугам почти в тот же день, что и королю, и все постарались закончить свои дела и выбрать место у дороги, чтобы встретить приветственными криками карету, эскорт и Его Сиятельство. А уж какими чертами принца наделяли... Если бы судьбе вздумалось подшутить и исполнить все пожелания, то прицу следовало быть таким высоким, что ни в одни двери не пройдёт не пригнувшись, сильным как медведь, смелым как барс, защитником несчастных угнетённых на тяжёлой работе девушек, страдать тягой к бедным девушкам и постоянно менять цвет глаз и волос. Горделивая осанка и орлиный взгляд прилагались. Такой разброс мнений говорил о том, что никто не знал, как по-настоящему будет выглядеть высокий гость, но не соглашался это признать. За такими мыслями девушка домыла пол и, сняв передник, принялась подниматься по лестнице. Мадам, рассевшася вязанием, подняла на служанку взгляд.
- А ну стой, девка! Вот проверю работу - тогда пойдёшь! А то вдруг чего не дочистила?
- Да, госпожа, - смиренно склонила голову девушка. Отчасти ещё и для того, чтобы спрятать молнии, сверкающие в них, отчасти - страх. Мадам, если была не в настроении, могла придраться к любой мелочи. Тяжело сопя, туша принялась подниматься обратьо по лестнице. Служанка затаила дыхание.
- Иди уже, чего встала? - буркнула женщина. Девушка обрадованно сорвалась с места и побежала к выходу, не слушая возмущенных окликов.
Народ уже начал потихоньку выстриваться на дороге и найти достойное есто ооказалось трудновато. Впрочем, не оно девушку интересовало. Она торопилась дальше, к рощице возле речки, опасаясь, что проворные мальчишки рассядутся в облюбованной ей засаде. Вот и опушка, а неподалёку и мостик - единственная достойная переправа. А вон и толстенная ива, чьи ветви склоняются над самой водой, скрывая случайного наблюдателя... На ветке, доходящей на средину реки, на которую и нацелилась служанка, никого не было, и та белкой взлетела в укрытие. Перевела дух отряхнула платье от пыли, прижала к сердцу неколько цветочков, сорванных по дороге. Потекли минуты ожидания...
Вот, наконец, вдалеке появилось облачко пыли. Оно многообещающе клубилось вдали, всё приближаясь и приближаясь. Служанка встала босыи ногами на ветку, чтобы разглядеть всё поближе. Вот уже стали видны лошади, сияющее золото и богато одетый кучер. Сжав в кулаке цветы, девушка подалась к самому краю завесы из тонких ветвей и, улучив момент, бросила свой незамысловатый букетик прямо на доски моста. Порыв ветра подхватил цветы и понёс их навстречу лошадям, которые уже ступили на прочные доски. Внезапно одна из них, самая молодая, принялась взбрыкивать, кучер достал кнут... Всё случилось в несколько секунд - внезапно карета вместе с лошадьми первернулась и полетела в воду.
Служанка в ужасе застыла на месте - это она сделала! Поприветствовала его инооземное высочество, ничего не скажешь! "А если он ещё и утонет? А вдруг он плавать не умеет? Ой ужас-то!" И служанка, скинув платье, в два прыжка, пряво с ветки, сиганула в воду. Поначалу ничего не было видно, но потом девушка различила большое тёмное пятно, медленно опускающееся ко дну. Не раздумывая ни минуты, служанка поплыла за ним.
Кучер и слуги умудрились выволочь лошадей из воды, вовремя отцепив их от кареты. Понимая, что им слдовало бы беспокоиться корей о чценном грузе, находящемся в ней, они только собрались нырять обратно, как вдруг на поверхности речки показались две головы. Кучер облегчённо перекрестился.
Чуть не плача, служанка тащила добычу к берегу. Это ж надо быто такой дурищей? С берега к ней протянулись несколько рук - за бесчувственным телом, конечно же. простолюдинке руку подал лишь младший слуга, и то, судя по взглядам, которые он бросал на мокрое нижнее платье, отнюдь не по доброте душевной. Опалив его взглядом, девушка замерла подаль, наюлюдая за суетой вокруг тела.
- Ваше Высочество, откройте же глаза! - прокричал кто-то, падая перед телом на колени. Затрепетали длинные ресницы, и...
- Кто меня вытащил?
- Вот эта смелая девушка! - восхищённо сказал молодой слуга. Смелая девушка потупилась, выжимая мокрые чёрные волосы.
- Как вы посмели позволить простолюдинке коснуться меня?
Визгливый женский голос заставил служанку вздрогнуть и обиженно нахмуриться. Мало того, что её мечты пошли налиму в пасть, так её ещё и оскорбляют! А спасённая принцесса тем временем села. Она выглядела очень хрупкой в намокшем тяжёлом платье, со спутанными светлыми волосами и несчастным выражением на личике, однако служанке её было совсем не жалко.Моргнув, принцесска высокомерно продолжила:
- Впрочем, я прощаю тебя - ты не могла найти иного способа.
А служанка тем временем заметила ниточку водорослей прямо за ухом спасённой, и злось с разочарованием мигом улетучились - остались только лёгкая смешинка и жалось к глупенькой девочке тринадцати лет.
- Как твоё имя, девица, и где ты служишь?
- Я служанка во дворце, а зовут меня Алька, - пропищала служанка, стараясь не рассмеяться. Мокрая кошка, кстарающаяся казаться величественной тигрицей, вызывала лишь жалость.
- Я замолвлю за тебя словечко... Алька, - сморщила нос Её Высочество и внезапно завизжала, - как вы могли утопить карету? На чём я теперь поеду?
Оставив слуг носиться вокругг капризной госпожи, служанка отправилась искать платье.
...
Поздно вечером во дворце должен был состояться бал. Алька, которой не повезло с жеребьёвкой, сидела дома и вышивала, предвкушая чудесные моменты наедине с собой. Громкий стук в дверь заставил девушку подумать, что сегодня день разбитых (или утопленных) ожиданий.
- Войдите! - крикнула Алька, не желая подниматься.
Стучала подруга служанки, Веска, фрейлина престарлой королевы. Желая выглядеть достойно, она держала целых пятнадцать девушек, что делало ихх жизнь прямо-таки райской, если не принимать во внимание дурной характер королевы, конечно. Сама Веска была милой высокой девушкой со светлыми локонами, уложенными в замысловатую причёску. И, что отличало её от большинства сслуг во двроце, фрейлина была совсем не дурой, что и сблизило её со служанкой, отличающейся теми же качествами. Веска часто забегала поболтать к подруге, но сейчас явно спешила. И, судя по цокоту копыт и ржанию, приехала она по делу очень важному. Впрочем, дворцовая привычка начинать разговор со сплетен оказалась невытравляемой.
- А принц-то наш принцессой оказался, - с сияющими глазами заявила она.
- Я знаю, - спокойно произнесла Алька, выжидательно глядя на подругу. Не за ээтим же она приехала?
- И тебя срочно требует! Зачем бы? - вопросила Веска, одижая ответной откровенности.
- Так ты за мной приехала? - улыбнулась Алька, - по дороге расскажу.
И, отложив вышивку, она направилась к грубо сделанному шкафу, где висело её единственное платье. Шкаф, кстати, был куплен по велению души - чтобы всё не хуже чем у господ. Платье было нестиранным - завтра была не Алькина смена, так что служанка решила не спешить.
Узрев невыразительную тряпку в подозрительных разводах, Веска завопила:
- Что же ты делаешь? Тебе сейчас к Её Высочеству нужно будет! Я тебе во дворце другое подыщу, но в этом тебя не пущу, меня Жаба потом задавит!
Жабой ласково называли королеву. За чудный характер и неземную красоту. Алька снова улыбнулась.
- До дворца я поеду в нём. А после посмотрим. Хотя принцесса меня и в худшем видела...
И, наблюдая за ошарашенным видом подруги, хихикнула.
Впрочем, в пути всё равно пришлось рассказать о прриключении, и в зал девушки вошли одинаково довольные - став обладательницами крайне ценной тайны, коорую можно будет на что-нибудь выменять - ничто так не ценится при дворе, как хорошо выдержаннный секрет.
Девушки проталкивались сквозь толпу к подножию трона, на котором расселись король с королевой. Рядом, на стуле с высокой спинкой, обитом пурпурным бархатом, сидела высокая гостья. По мановению её руки музыка стихла. Алька почтительно опустила голову, получив тычок от Вески.
- Девица Алька! - патетично воскликнула Её приезжее Высочество. По залу прокатился лёгкий смешок. Двчонка нахмурилаьс и повымиа голос, - Девица Алька! За проявленный сегодня героизм и спасение моей высокой особы достойной награды нет. А потому я хочу предложить вам высочайшую честь, которой удостаивается редкий человек!
Служанка подавила желание рассмяться в голос. Неужели одна из "бесценных наград", которым короли так любят одаривать подданных, не тратясь ни копейки?
- Вам позволено, - продолжала тянуть принцесса, - сопровождать меня в качестве фрейлины на протяжении моего славного и мудрого правления!
По бальному залу вновь прокатился шепоток, на этот раз удивлённый - что же эта поломойка такого сделала? Алька же поразилась настолько, что даже подняла глаза - принцесска была до безумия серьёзна.
- Я... я почту за честь, Ваше Высочество, - склонила она голову, присаживаясь в несколько неуклюжем реверансе. Рядом едва слышко ахнула Веска.
....
- Ты уверена,ч то поступаешь правильно, Алечка? - умоляюще спросила подруга.
- Уверена, Веса. Здесь меня ничего хорошего не ждёт. А там... Кто знает?
Алька стояла возле новой кареты, запряжённой самыми спокойными в королевстве лошадьми. Принцесса шествовала к ней словно осуждённая к эшафоту. Девушки перебрасывались последними фразами. Веска даже слезу смахнула. Аккуратно, чтобы не размазать косметику.
- К тому же, она не такая плохая, - с некоторой долей сомнения сказала Алька, бросая взгляд на свою новую госпожу.
- А ну поторопись! Нечего болтать! - воскликнула девчонка.
- Да, госпожа, - ответила Алька, спокойно стоя на месте - принцесса всё равно уже устроилась в карете и видеть ё не могла. Слуги лишь завздыхали, глядя на новую фрейлину.
- Там у меня будет иная дорога, - быстро сказала бывшая поломойка, - лучший путь. А я тебе счастья желаю!

Веска спотрела вслед удаляющейся карете. Она желала подруге счастья, однако знала не понаслышке, что значит быть фрейлиной.
- Боже, сделай так, чтобы она справилась, - произнесла она, осеняя карету святым символом.

URL
   

Over the hills and far away

главная